Отсутствие состава административного правонарушения

Судебная практика по КоАП

Отсутствие состава административного правонарушения — что это? Как доказать отсутствие состава правонарушения? Можно ли прекратить дело за отсутствием состава административного правонарушения?

Эти и им подобные вопросы довольно часто задают водители и автовладельцы, которых привлекли к ответственности за превышение скорости, езду по обочине и за другие административные правонарушения.

Консультация адвоката 8-906-775-74-77

На каждый из названных вопросов об отсутствии состава административного правонарушения можно дать объемный ответ, но обращение к судебной практике в этом направлении позволяет разобраться сразу во всех нюансах. Сегодня в этой связи предлагаю ознакомиться с выдержками из постановления № 12-621/2018 заместителя председателя Первого кассационного суда общей юрисдикции от 27 декабря 2019 г. по делу № 16-378/2019.

Отсутствие состава административного правонарушения — судебная практика

Итак, заместитель председателя Первого кассационного суда общей юрисдикции Сундуков С.О., рассмотрев жалобу на постановление начальника отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области от 25 сентября 2018 года, на решение Белгородского областного суда от 11 февраля 2019 года, вынесенные в отношении заявителя по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.9 КоАП РФ, установил:

«постановлением начальника отделения ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области N от 25 сентября 2018 года Т.С. был привлечен к административной ответственности по части 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 500 рублей.
Решением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода от 25 декабря 2018 года N 12-621/2018 постановление начальника отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области от 25 сентября 2018 года отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

Решением судьи Белгородского областного суда от 11 февраля 2019 года N 7(2)-81-2019 жалоба начальника отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области удовлетворена. Решение судьи Свердловского районного суда г. Белгорода от 25 декабря 2018 года о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении Т.С. по части 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление, отменено, производство по делу прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности. Решение вступило в законную силу 11 февраля 2019 года.
В жалобе, поданной в Первый кассационный суд общей юрисдикции, Т.С. ставит вопрос об отмене постановления начальника отделения ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области N от 25 сентября 2018 года и решения судьи Белгородского областного суда, вынесенных в отношении него по настоящему делу об административном правонарушении, считая их незаконными, и просит прекратить производство по делу ввиду недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление.

В соответствии с частью 2 статьи 30.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях судья, принявший к рассмотрению жалобу, протест, в интересах законности имеет право проверить дело об административном правонарушении в полном объеме.

Изучение материалов истребованного дела об административном правонарушении и доводов жалобы в соответствии с частью 1 статьи 30.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях позволяет прийти к следующим выводам.
В соответствии с частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (все нормы, цитируемые в настоящем постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Т.С. к административной ответственности) превышение установленной скорости движения транспортного средства на величину более 20, но не более 40 километров в час влечет наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.
Положениями части 1 статьи 2.6.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что к административной ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения и административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов Российской Федерации, совершенные с использованием транспортных средств, в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи привлекаются собственники (владельцы) транспортных средств.
Как усматривается из материалов дела об административном правонарушении, постановлением должностного лица — начальника отделения ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области N от 25 сентября 2018 года в порядке части 1 статьи 2.6.1, статьи 26.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях Т.С. был привлечен к административной ответственности за то, что 24 сентября 2018 года в 14 часов 36 минут по адресу: <адрес>, управляя автомобилем марки «<данные изъяты>», государственный регистрационный знак N, нарушил пункт 10.2 Правил дорожного движения РФ, превысил скорость движения на 24 км/ч, двигаясь со скоростью 84 км/ч при разрешенной 60 км/ч, то есть совершил правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Данное нарушение зафиксировано с применением технического средства работающего в автоматическом режиме, имеющего функции фотовидеофиксации «КРИС» П FP 2673, свидетельство о поверке сроком действия до 14 марта 2020 года.
Судья Свердловского районного суда г. Белгорода, рассматривая жалобу Т.С. на постановление начальника отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области от 25 сентября 2018 года, в которой он просил отменить названное постановление и производство по делу прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения, пришел к выводу о недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление и отменил постановление начальника отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области от 25 сентября 2018 года.
На указанное решение районного суда начальником отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области подана жалоба, по результатам рассмотрения которой судья Белгородского областного суда удовлетворил частично жалобу начальника отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области, решение судьи районного суда о прекращении производства по делу в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление отменил, но с учетом того, что на момент рассмотрения областным судом жалобы должностного лица истек срок давности привлечения Т.С. к административной ответственности, установленный частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и дело невозможно направить в районный суд на новое рассмотрение, производство по делу прекратил в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.
Обосновывая частичное удовлетворение жалобы начальника отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области, и фактически указывая на вину Т.С. в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации, поскольку последний в соответствии с частью 2 статьи 12.9 указанного Кодекса, как собственник (владелец) транспортного средства является самостоятельным субъектом ответственности в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, судья Белгородского областного суда сослался на приложенные к жалобе фотоснимки автомобиля <данные изъяты>, государственный регистрационный знак N, на которых, по его мнению, видно, что автомобилем управляет мужчина. Кроме того, указал, что указание в страховом полисе Т. ФИО9 в качестве лица, допущенного к управлению данным автомобилем, в то время как по паспорту она Моисевич ФИО8, а также иные доказательства, представленные Т.С. в подтверждение того, что он не управлял автомобилем и находился в момент видеофиксации правонарушения в ином месте, не могут бесспорно свидетельствовать о нахождении данного автомобиля в пользовании иного лица, а не Т.С.
Однако при рассмотрении дела судебными инстанциями не учтено следующее.


В соответствии со статьей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений. При этом статья 26.1 названного Кодекса к обстоятельствам, подлежащим обязательному выяснению по делу об административном правонарушении, отнесены виновность лица в совершении правонарушения и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.


Довод Т.С., изложенный в жалобе, поданной в Первый кассационный суд общей юрисдикции, о том, что заинтересованное лицо, обжалуя решение судьи районного суда в Белгородский областной суд, приложило к жалобе фотоснимок с изображением мужчины за рулем, произведенный в другое время и в другом месте (л.д. 44), выдав его за укрупненный снимок с места совершения административного правонарушения, заслуживает внимания.

Так в постановлении начальника отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области N от 25 сентября 2018 года временем совершения административного правонарушения указано 24 сентября 2018 года в 14:36:19 часов по адресу: <адрес>.
Местом совершения административного правонарушения считается место совершения противоправного действия независимо от места наступления последствий. К событию административного правонарушения относится время и место совершения административного правонарушения, данные обстоятельства входят в предмет доказывания и подлежат выяснению по делу об административном правонарушении.


Из приложенных к жалобе на решение судьи районного суда фотоснимков, на которые ссылается в своем решении судья Белгородского областного суда, следует, что указанные снимки не относятся к вмененному ФИО1 административному правонарушению.
Так на одном из снимков временем фиксации совершения административного правонарушения указано 13 сентября 2018 года в 15:37:21 часов по адресу: <адрес>, <адрес> <адрес> (л.д. 44), а на втором — 05 сентября 2018 года в 13:39:59 часов по адресу: <адрес> (л.д. 45).


Таким образом, указанные фотоснимки не могли быть приняты в качестве допустимых доказательств по настоящему делу об административном правонарушении.
Более того, принимая как обоснованный довод жалобы должностного лица о том, что указанная в страховом полисе Т. ФИО10 по паспорту является Моисевич ФИО11, судья областного суда каких-либо доказательств этому не привел, при этом материалы дела также не содержат никаких сведений о том, что Т.В. действительно поменяла фамилию на Моисевич.
Допущенные судьей Белгородского областного суда нарушения требований статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о всестороннем, полном и объективном выяснении обстоятельств данного дела, безусловно повлияли на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела.

Более того, фактически признавая Т.В. виновным в совершении вмененного ему административного правонарушения, судьей Белгородского областного суда не было учтено, что исходя из положений статьи 4.5 и пункта 6 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по истечении установленных сроков давности привлечения к административной ответственности вопрос об административной ответственности лица, производство по делу в отношении которого прекращено, обсуждаться не может, так как это ухудшает положение этого лица.


При таких обстоятельствах оспариваемое решение судьи Белгородского областного суда от 11 февраля 2019 года не может быть признано законным и подлежит отмене.
Кроме того, не могут быть признаны обоснованными и выводы судьи Свердловского районного суда г. Белгорода, изложенные в решении от 25 декабря 2018 года, о недоказанности обстоятельств, на основании которых было вынесено постановление начальника отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области от 25 сентября 2018 года о привлечении Т.С. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
В силу части 1 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.
Согласно части 3 указанной нормы лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением случаев, предусмотренных примечанием к данной статье.
Примечанием к статье 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрено, что положение части 3 статьи 1.5 данного Кодекса не распространяется на административные правонарушения, предусмотренные главой 12 данного Кодекса, и административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов Российской Федерации, совершенные с использованием транспортных средств либо собственником, владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости, в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.


Доказательствами, подтверждающими факт нахождения транспортного средства во владении (пользовании) другого лица, могут, в частности, являться доверенность на право управления транспортным средством другим лицом, полис обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в котором имеется запись о допуске к управлению данным транспортным средством такого лица, договор аренды или лизинга транспортного средства, показания свидетелей и (или) лица, непосредственно управлявшего транспортным средством в момент фиксации административного правонарушения. Указанные, а также иные доказательства не имеют заранее установленной силы и при осуществлении производства по делу должны быть исследованы и оценены по правилам, установленным статьей 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в совокупности (пункт 1.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).
Аналогичная позиция выражена в пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 года N 20 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».
При этом Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит запрета на представление доказательств на любой стадии производства по делу об административном правонарушении.


Как следует из материалов дела об административном правонарушении, обжалуя постановление начальника отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области от 25 сентября 2018 года и указывая на отсутствие в своих действиях состава вмененного правонарушения, Т.С. приобщил к жалобе объяснение Т.В. от 02 ноября 2018 года, из которого следует, что 24 сентября 2018 года в 14:36:19 часов по адресу: <адрес>, управляла автомобилем марки «<данные изъяты>», регистрационный знак N — Т.В., а не ее отец Т.С. (л.д. 7). В страховом полисе серии ХХХ N на принадлежащий Т.С. автомобиль «<данные изъяты>» с указанным сроком страхования с 03.04.2018 по 02.04.2019, Т.В. значится лицом, допущенным к управлению указанным автомобилем (л.д. 16). Кроме того, лицом, привлеченным к административной ответственности, приобщена также справка, выданная директором ООО «Белгородрыба» из которой следует, что 24 сентября 2018 года в 8 часов 40 минут Т.С. заехал на территорию предприятия на арендованном автомобиле <данные изъяты>, где и находился до 18 часов 20 минут (8). В подтверждение сведений, указанных в справке, к ней приложены копии из журнала учета автомобилей, въезжающих и выезжающих с территории ООО «Белгородрыба» (л.д. 9 — 13), копия договора аренды автомобиля <данные изъяты>, государственный регистрационный знак N, арендодатель Т.С. (л.д. 14) и страховой полис на указанный автомобиль, в котором Т.С. указан, как единственное лицо, допущенное к управлению транспортным средством. При рассмотрении судьей Свердловского районного суда города Белгорода дела об административном правонарушении 25 декабря 2018 года Т.С. в судебном заседании прямо указывал на то, что автомобиль находится в пользовании его дочери Т.В., в указанное в постановлении время он находился на работе, автомобилем не управлял (л.д. 36).
Приведя в своем решении от 25 декабря 2018 года вышеперечисленные доказательства, в том числе, указав, что автомобиль находился в пользовании Т.В., а Т.С. в указанное в протоколе об административном правонарушении время фиксации административного правонарушения находился другом месте, судья Свердловского районного суда г. Белгорода пришел к выводу о том, что изложенные обстоятельства не позволяют сделать однозначный вывод о виновности Т.С.


Однако вопреки выводам судьи районного суда вышеуказанные доказательства подтверждают, что в момент фиксации административного правонарушения в автоматическом режиме упомянутым выше транспортным средством «<данные изъяты>», регистрационный знак N управляла Т.В., а не Т.С.
Изложенное с учетом приведенных выше правовых норм исключает наличие в деянии Т.С. вины в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Отсутствие состава административного правонарушения является одним из обстоятельств, при которых производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению (пункт 2 часть 1 статья 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).
В силу пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 данного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.


При таких обстоятельствах постановление должностного лица и судебные акты, вынесенные в отношении Т.С. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.
Производство по делу об административном правонарушении в отношении названного лица подлежит прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с отсутствием в деянии Т.С. состава административного правонарушения.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, заместитель председателя Первого кассационного суда общей юрисдикции,

постановил:

постановление начальника отделения по ИАЗ ЦАФАП в ОДД ГИБДД УМВД России по Белгородской области от 25 сентября 2018 года N, решение судьи Свердловского районного суда г. Белгорода от 25 декабря 2018 года N 12-621/2018, решение судьи Белгородского областного суда от 11 февраля 2019 года, вынесенные в отношении Т. ФИО12 по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 12.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.
Производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Заместитель председателя суда
С.О.СУНДУКОВ

Добавить комментарий