Брачный договор – мина замедленного действия

Перед заключением брачного договора, как правило, сначала консультируются с адвокатом и готовят проект брачного контракта. Потом договор проходит дополнительную проверку и редактирование у нотариуса. Но судебная практика показывает, что даже такой двойной контроль далеко не всегда гарантирует «устойчивость» брачного договора.

Адвокат в Москве

Напомню правила, установленные законом для заключения брачного договора. В соответствии со ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.
Согласно п. 1 ст. 42 СК РФ брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов. Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.
В соответствии со ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.
Согласно ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.
А теперь перейдем к очередной рассмотренной судом ситуации, которая в скупых судебных выражениях описана так:
«Как установлено судом и следует из материалов дела 04 августа ***** года стороны заключили брачный договор, удостоверенный нотариусом нотариального округа г. Железнодорожный Московской области К.Л. регистрационная запись N ***** (т. 1 л.д. 4 — 6).
В соответствии с условиями брачного договора, супруги определили порядок несения каждым из них семейных расходов: от доходов, полученных М.Е. от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности, и в результате интеллектуальной деятельности, полученных пенсий, пособий, а также иных денежных выплат, не имеющих специального целевого назначения, М.Е. в период брака ежемесячно (не позднее 15 числа текущего месяца) обязуется передавать М.Т. денежные средства в наличной или безналичной форме, в размере ***** руб., для ведения совместного хозяйства (п. 3.5.1).
Истец, в обоснование исковых требований, ссылаясь на п. 3.5.1 брачного договора, указывал, что М.Т. обязана была полностью оплачивать все их семейные расходы, в том числе расходы на продукты, расходы на коммунальные услуги, плата за телефон, страховые услуги, затраты на отдых и т.д.»
«Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции исходил из представленных ответчиком документов, подтверждающих несения расходов на ведение совместного хозяйства (на покупки в ООО «Метро Кэш Энд Керри», за посещение дошкольного учреждения и дополнительных кружков, путевки в детский лагерь, на покупки лекарств, квитанции об оплате жилищно-коммунальных услуг, квитанции об оплате медицинских услуг и другие расходы) и пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, поскольку брачный договор не содержит обязательств М.Т. по оплате всех семейных расходов, кроме того, М.Т. не обязана была вести учет семейных расходов и представлять истцу отчет о потраченных средствах.
Отказывая в удовлетворении требований истца о взыскании с М.Т. денежных средств в размере ***** руб., выплаченных истцом на основании исполнительного производства N ***** Ц.Н.И., суд обоснованно исходил из того, что денежные средства должны быть выплачены М.Е. как должником Ц.Н.И. на основании решения городского суда г. Железнодорожный по возмещению ущерба и не могут относиться к расходам по ведению совместного хозяйства.
Разрешая требования истца о взыскании с М.Т. расходы на ритуальные услуги, суд обоснованно отказал истцу, указав, что согласно представленной истцом квитанции-договору ***** заказчиком услуг является М.В. (т. 1 л.д. 129).
Судебная коллегия соглашается с данным выводом, так как истцом не представлено доказательств того, что данные расходы понесены непосредственно М.Е.
Как установлено судом М.Е. является собственником автомобиля «*****» г.р.з. *****, автомобиль является личным имуществом М.Е., приобретенным им до заключения брака.
Требования истца о взыскании с М.Т. расходов на оплату страховой премии по договору обязательного страхования гражданской ответственности обоснованно оставлены судом без удовлетворения.
Поскольку в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» обязанность по страхованию гражданской ответственности распространяется на владельцев транспортных средств, расходы на страхование личного имущества, являются личными расходами и не могут относиться к расходам по ведению совместного хозяйства.
Требования истца о взыскании с ответчика расходов по уплате налогов оставлены обоснованно судом первой инстанции без удовлетворения, поскольку оплата налогов — обязанность собственника имущества.
Судебная коллегия соглашается с выводом суда, так как в соответствии с п. 1 ст. 45 НК РФ, налогоплательщик обязан самостоятельно, то есть от своего имени и за счет своих собственных средств, уплатить соответствующую сумму налога в соответствующий бюджет.
Отказывая в удовлетворении требований истца о взыскании с М.Т. денежных средств уплаченных им на поездки в г. Амстердам, г. Барселона, на о. Тенерифе, суд исходил из того, что как подтвердил в судебном заседании сам истец, денежные средства на поездки он тратил добровольно, при отсутствии у него какой-либо обязанности с его стороны, применив к данным правоотношениям ч. 4 ст. 1109 ГК РФ.
Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований к удовлетворению исковых требований о взыскании неосновательного обогащения, поскольку п. 4 ст. 1109 ГК РФ исключает требования о возврате как неосновательно полученных денежных сумм в том случае, когда имела место добровольная и намеренная (без принуждения и не по ошибке) передача денежных средств, если предоставивший денежные средства (в данном случае М.Е.) знал об отсутствии своей к тому обязанности.
Разрешая, заявленные требования о взыскании с ответчика 1/2 части денежных средств, полученных М.Е. 19 марта 2012 года в долг у К.В. в размере ***** долларов США, а также полученных им по кредитному договору N ***** на потребительские цели, заключенным им с ОАО «Промсвязьбанк» в сумме ***** руб. суд обоснованно отказал в их удовлетворении, поскольку М.Т. не являлась стороной по данным сделкам, не принимала на себя обязательств по ним, доказательств того, что сделки истцом были заключены с согласия ответчика, истцом не представлено.
Оснований не согласиться с выводами суда у судебной коллегии не имеется.
В соответствии с п. 3.12 брачного договора, заключенного между сторонами, предусмотрено, что возникновение любых обязательств у каждого из супругов допускается по любым основаниям, при наличии письменного согласия другого супруга.
Судебная коллегия отмечает, что из положений ст. 1102 ГК РФ следует, что юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу о возврате неосновательного обогащения, являются факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований.
В соответствии с особенностью предмета доказывания по делам о взыскании неосновательного обогащения и распределением бремени доказывания, на истце лежала обязанность доказать, что на стороне ответчика имеется неосновательное обогащение (неосновательно получено либо сбережено имущество); обогащение произошло за счет истца; размер неосновательного обогащения; невозможность возврата неосновательно полученного или сбереженного в натуре.
Анализируя, представленные суду расписки, из текста которых усматривается, что денежные средства тратились М.Т. на ведение семейных расходов, в том числе оплата коммунальных услуг, телефонов, плата за стоянку, расходы на бензин, продукты, лекарства, оплата детских кружков и секций, плата за обслуживание аквариума и т.д. судебная коллегия приходит к выводу, что при очередной передаче денежных средств на следующий месяц у истца не возникало претензий по поводу расходов, производимых ответчиком, что подтверждается также пояснениями самого истца, данными в ходе судебного разбирательства (л.д. 205).
Таким образом, истцом не доказано, что расходы ответчика на ведение совместного хозяйства в месяц не превышали установленную договором сумму в размере ***** руб., что позволило бы М.Т. сберечь денежные средства за счет истца.
Совокупность установленных при разрешении спора обстоятельств позволила суду первой инстанции прийти к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца в части возврата ответчиком неосновательного обогащения».
Ну а мне остается лишь вспомнить фразу Михаила Зощенко: «Раньше, граждане, было куда как проще…».
Адвокат в Москве

Добавить комментарий