Брачный договор может оказаться запоздалым

При подготовке для клиента проекта брачного договора всегда изучаю актуальную судебную практику по таким контрактам, поскольку только это, на мой взгляд, позволяет гарантировать изготовление качественного документа. И каждый раз встречаются интересные судебные решения, об одном из которых хочу рассказать сегодня.
Не буду пересказывать тексты судебных актов (тем более извлечение из апелляционного определения прилагается ниже), ограничусь «выжимкой», сутью решения суда первой инстанции и апелляционного определения. А суть эта заключается в том, что, будучи должником по крупному кредиту, один из супругов по брачному договору фактически передает другому супругу все имущество. Как результат, сам становится неплатежеспособным, а кредитор остается «с носом».

Но такое положение вещей кредитора, разумеется, не устроило, и он попытался в числе прочего признать разделенное супругами имущество совместно нажитым, чтобы выделить из него и взыскать часть, принадлежащую должнику. Удалось это лишь в суде апелляционной инстанции, который согласился с доводами истца.
Извлечение из апелляционного определения Верховного суда Республики Татарстан от 16.03.2015 по делу N 33-3766/15 (получено в СПС «КонсультантПлюс):
Из судебного постановления видно, что принимая решение об отказе в иске, суд первой инстанции исходил из содержания брачного договора от 01.09.2010 г., согласно которому любое движимое и недвижимое имущество, которое приобретено и (или) зарегистрировано, а также будет приобретено и (или) зарегистрировано на имя одного из супругов, с момента заключения договора является личной собственностью каждого из супругов.
Кроме того, судом сделан вывод об отсутствии доказательств возникновения у С.Ю.А. права требования от С.В.П. <данные изъяты> доли от продажи недвижимого имущества. При этом суд исходил и из того, что взыскание может быть обращено лишь на имущество, имеющееся в наличии на время рассмотрения дела. К моменту предъявления настоящих требований в собственности ответчиков имущество не находится, это обстоятельство, по мнению суда, исключает возможность исполнения решения.
С этими доводами суда первой инстанции согласиться нельзя, так как они свидетельствуют о том, что по данному делу судом первой инстанции неправильно определены обстоятельств, имеющих значение для дела, а при рассмотрении дела судом нарушены, неправильно применены нормы материального права или нормы процессуального права.
В силу ч. 1 ст. 327.1 ГПК Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.
Обжалуя решение суда, истец Ш. в своей апелляционной жалобе ссылается и на то, что в силу положений п. 1 ст. 46 СК РФ не извещенный о заключении брачного договора кредитор юридически не связан изменением режима имущества супругов и вправе требовать обращения взыскания на имущество, перешедшее супруге должника С.В.П., независимо от условий брачного договора. Поскольку нежилое помещение, автомобиль приобретены С.В.П. в период брака со С.Ю.А. и на момент расторжения брака находились в совместной собственности супругов, указанное имущество в силу ст. ст. 34, 39 СК РФ является совместно нажитым и доли в праве собственности при обращении на него взыскания признавались бы равными. Учитывая, что С.В.П. не передала денежные средства от стоимости 1/2 доли реализованного имущества бывшему супругу, то у С.Ю.А. сохранилось право требования стоимости 1/2 доли указанного имущества в виде денежной компенсации.
Судебная коллегия считает, что эти доводы истца основаны на материалах дела, требованиях закона.
Так, как следует из материалов дела, С-вы состояли в браке с 1987 года по 26 ноября 2011 года. 01 сентября 2010 г. между супругами С-выми был заключен брачный договор, согласно которому любое движимое и недвижимое имущество, которое приобретено и (или) зарегистрировано, а также будет приобретено и (или) зарегистрировано на имя одного из супругов, с момента заключения договора является личной собственностью каждого из супругов.
Решением Калининского районного суда г. Чебоксары от 03 ноября 2011 года со С.Ю.А. в пользу Ш. взыскана сумма займа в размере 18 142 852 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 831 547 руб. 38 коп. Суд первой инстанции, принимая такое решение, исходил из договора займа от 13 февраля 2008 года, заключенного между Ш. и С.Ю.А., которое не было исполнено заемщиком С.Ю.А. в части возврата денежных средств.
В ходе исполнительного производства выявилось отсутствие за С.Ю.А. какого-либо движимого и недвижимого имущества.
Ш. в районный суд предъявлялся иск к С. о признании брачного договора недействительным.
Рассматривая гражданское дело по иску Ш. к С.В.П. и С.Ю.А. о признании брачного договора недействительным, суд сделал вывод о том, что ответчиками С-выми были предприняты меры по переоформлению имущества, зарегистрированного на имя С.Ю.М., а также по распоряжению имуществом, являющимся совместной собственностью супругов. Решением Калининского районного суда гор. Чебоксары от 16 ноября 2012 года Ш. было отказано в удовлетворении исковых требований о признании брачного договора недействительным по указанным истцом основаниям, однако в мотивировочной части решения судом были сделаны выводы о том, что независимо от содержания брачного договора в связи с несоблюдением п. 1 ст. 46 Семейного кодекса РФ о необходимости уведомления своего кредитора о заключении, изменении или о расторжении брачного договора, кредитор вправе требовать от должника исполнения обязательств независимо от содержания брачного договора.
Как следует из материалов дела, с 2008 года С.Ю.А. является должником Ш., однако о заключении с супругой брачного договора он своего кредитора не уведомил.
С учетом изложенного на имущество супруга-должника может быть обращено взыскание по требованию кредитора независимо от содержания брачного договора, по условиям которого изменилось материальное положение должника (имущество супруга-должника перешло в собственность другого супруга), при этом сам брачный договор является действительным.
Кроме того, из заключения эксперта БФУ Чувашская лаборатория судебной экспертизы Минюста России от 14 февраля 2014 года N 633/04-2 следует, что соглашение о разделе имущества от 22 июня 2010 года, заключенное между С.Ю.А. и С.В.П., подвергалась агрессивному (термическому или световому) воздействию с целью его искусственного старения и выполнено значительно позднее даты 22 июня 2010 года указанной в документе. Данный документ предположительно выполнен не ранее 2012 года (л.д. 24 — 29, т. 1).
Это письменное доказательство судом первой инстанции исследовался в судебном заседании (протокол судебного заседания, л.д. 50, т. 2), однако содержание этого письменного доказательства судом при разрешении спора не принято во внимание.
Как следует из материалов дела, в период брака супругами С-выми по договору долевого строительства от 12 декабря 2008 года …. было приобретено нежилое помещение площадью 227,6 кв. м, этаж 3, по адресу: <адрес>, кадастровый номер …. зарегистрированное на праве собственности за С.В.П.
22 декабря 2011 года право собственности на это помещение прекращено, поскольку согласно договору купли-продажи С.В.П. продала указанное нежилое помещение С.Л.А. за 6 000 000 рублей (л.д. 162, том 1).
Также С-выми в период брака был приобретен автомобиль марки. BMW X3 3,0 si, <…> года выпуска, цвет черный, VIN ….. На основании п. 3.1 соглашения спорный автомобиль был передан в собственность С.В.П. и за ней зарегистрировано право собственности в органах ГИБДД. Из сообщения МРЭО ГИБДД МВД по Чувашской Республике N 10405 от 02 декабря 2014 года следует, что 19 июня 2012 года вышеуказанный автомобиль был снят с учета в РЭО ГИБДД МВД по Чувашской Республике (л.д. 155 — 160, том 1). Согласно договору купли-продажи от 15 июня 2012 года данный автомобиль был продан за 500 000 рублей (л.д. 13, том 2). Изложенные факты сторонами по делу не оспаривался.
В связи с тем, что указанное имущество было приобретено супругами С-выми в период брака, оно является совместно нажитым в браке имуществом, независимо от содержания заключенного впоследствии брачного договора.
Согласно ч. 1 ст. 45 СК РФ по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания.
Как следует из материалов дела, в рамках исполнительного производства N 96832/11/03/21, возбужденного Калининским РОСП УФССП РФ по ЧР 01.12.2011 г., установлено, что за ответчиком С.Ю.А. в индивидуальной собственности какое-либо имущество не числится, а также отсутствуют какие либо денежные средства в банках.
Изложенное свидетельствует о том, что у должника С.Ю.А. недостаточно имущества для уплаты долга, в связи с чем кредитор Ш. вправе, требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы ему при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания.
Совместно нажитое имущество в виде нежилого помещения площадью 227,6 кв. м, этаж 3, по адресу: <адрес>, кадастровый номер …. продано С.В.Н. С.Л.А. за 6 000 000 рублей, а также в виде автомобиля марки BMW X3 3,0 si, <…> года выпуска, цвет черный, VIN …. С.В.Н. также продан за 500 000 рублей.
При разделе имущества С.Ю.А. из данного имущества принадлежала бы 1/2 доля в соответствии ч. 1 ст. 39 СК РФ, поскольку нормы брачного договора в данном случае применению не подлежат, и отсутствуют основания для отступления от начала равенства долей супругов.
Денежные средства, вырученные от продажи общего имущества, также являются движимым имуществом, поэтому на 3 250 000 руб. (половина вырученной от продажи указанного имущества сумма), находящийся в собственности С.Ю.А., должно быть обращено взыскание по требованию кредитора Ш.
Истцом заявлены исковые требования о разделе общего имущества С.Ю.А. и С.В.П. в виде права на денежные средства в сумме 6 500 000 руб., полученные от продажи нежилого помещения; выделе доли С.Ю.А. для обращения взыскания на указанное имущество, и обращение взыскания на право требования С.Ю.А. к С.В.П. в размере 3 250 000 руб. от стоимости 1/2 доли нежилого помещения.
В этой части истец в апелляционной жалобе, а представитель истца в заседании суда апелляционной инстанции просили взыскать со С.В.П. в пользу Ш. 3 250 000 рублей в счет задолженности С.Ю.А. перед Ш. по исполнительному производству, возбужденному на основании решения Калининского районного суда гор. Чебоксары от 03 ноября 2011 г. о взыскании суммы займа в размере 18 142 852 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 811 547 руб. 38 коп., а также соответствующую сумму госпошлины.
Судебная коллегия считает, что эти требования подлежат удовлетворению.
При этом судебная коллегия считает, что доводы суда первой инстанции о том, что истцом не представлено доказательств невозможности удовлетворения его требований за счет денежных средств ответчика, являются несостоятельными. Как следует из материалов дела, все имущество, зарегистрированное за С.Ю.А. на праве собственности, отчуждено.
Ссылки на то, что разделу может подлежать лишь имущество, существующее на момент рассмотрения дела и находящееся в режиме совместной собственности супругов, не основаны на законе.
Из содержания договоров купли-продажи указанного имущества следует, что денежные средства по договору 6 500 000 руб. были выплачены продавцу, а поскольку денежные средства не обладают индивидуальными признаками, наличие или отсутствие конкретно тех денег, которые передал покупатель, юридического значения для разрешения спора по существу не имеют.
С учетом изложенного судебной коллегией решение районного суда отменяется, по делу принимается новое решение об удовлетворении иска со взысканием в пользу истца соответствующей суммы государственной пошлины.

Определение Верховного суда РФ от 20.01.2015 N 5-КГ14-144 (Судебная коллегия по гражданским делам)
В случае оспаривания супругом действительности брачного договора или его условий по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 44 СК РФ, срок исковой давности следует исчислять с момента, когда этот супруг узнал или должен был узнать, что в результате реализации условий брачного договора он попал в крайне неблагоприятное имущественное положение. Таковым может признаваться момент осуществляемого по условиям брачного договора раздела имущества, в результате которого один супруг полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака.
(Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 16.03.2015 по делу N 33-3766/15 – извлечение)

Добавить комментарий