Международное усыновление — обзор за 2013 год

Верховным Судом Российской Федерации проведено обобщение практики международного усыновления, а точнее — практики рассмотрения судами в 2013 году дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации. Подготовленный на основании обобщения документ называется «Обзор практики рассмотрения в 2013 году областными и равными им судами дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 02.07.2014).


Если исключить статистические выкладки обзора судебной практики международного усыновления, то остальные положения документа можно использовать в практической деятельности.
Так вот судам в очередной раз напомнили, что при рассмотрении указанной категории дел надо не только блюсти требования закона, но и руководствоваться разъяснениями постановления Пленума ВС РФ от 20 апреля 2006 года № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей».
Поскольку названное постановление хорошо известно моим практикующим коллегам далее ограничусь выдержками и извлечениями из обзора международного усыновления (желающие ознакомиться с полным текстом документа могут сделать это, например, посетив сайт Верховного Суда РФ http://www.supcourt.ru/second.php.
Далее следуют тезисы, выдержки, цитаты, но лишь наиболее важные (на мой взгляд, который может не совпадать со взглядами других адвокатов и т.д.), а также местами сокращенные мною:

«…согласно статье 273 ГПК РФ дела об усыновлении ребенка должны рассматриваться с обязательным участием усыновителей (усыновителя), представителя органа опеки и попечительства, прокурора, а также ребенка, достигшего возраста четырнадцати лет.

Кроме того, в 2013 году при рассмотрении абсолютного большинства заявлений об усыновлении детей возраста от десяти до четырнадцати лет такие дети принимали участие в судебном разбирательстве в целях выяснения судом их мнения по вопросу усыновления.

Указанная практика соответствует положениям статьи 12 Конвенции о правах ребенка и статьи 57 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ), которыми закреплено право ребенка свободно выражать свое мнение по всем вопросам, затрагивающим его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Кроме того, такая практика наиболее полно отвечает и положениям пункта 1 статьи 132 СК РФ о возможности усыновления ребенка, достигшего возраста десяти лет только при наличии его согласия, поскольку в указанных случаях согласие ребенка на усыновление выясняется непосредственно судом, чем достигается более высокий уровень соблюдения прав и законных интересов ребенка.
В 2013 году имели место случаи, когда непосредственно в судебном заседании суд выяснял мнение ребенка по вопросу его усыновления и более младшего возраста, если суд приходил к выводу о том, что ребенок достиг достаточной степени развития и способен в силу этого сформулировать свои собственные взгляды.
Например, Нижегородский областной суд по двум делам, по которым заявления были удовлетворены, опрашивал детей в возрасте младше десяти лет (возраст детей составлял 8 лет 9 месяцев и 9 лет 3 месяца), а по одному делу, по которому было отказано в удовлетворении заявления об усыновлении двух братьев, возраст младшего из братьев составлял 8 лет 8 месяцев.

В указанных случаях детям, как правило, задавались вопросы о том, как долго они находятся в детском учреждении, как учатся, чем увлекаются, есть ли у них друзья, как они познакомились с заявителями и как с ними общались, что им понравилось в заявителях, понимают ли они, что в случае их усыновления они покинут детский дом, страну, своих друзей, готовы ли они к переменам в своей жизни.

Согласно положениям пункта 4 статьи 124 СК РФ усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников.
Верховный Суд Российской Федерации в подпункте «а» пункта 14 постановления Пленума от 20 апреля 2006 года N 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» разъяснил, что при подготовке дела к судебному разбирательству судье необходимо истребовать от органа опеки и попечительства документы, подтверждающие невозможность передачи ребенка на воспитание в семью граждан Российской Федерации или на усыновление родственникам ребенка независимо от гражданства и места жительства этих родственников, документ, подтверждающий наличие сведений об усыновляемом ребенке в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, а также документы, содержащие информацию о предпринятых органами опеки и попечительства, региональным и федеральным оператором мерах по устройству (оказанию содействия в устройстве) ребенка, оставшегося без попечения родителей, на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации (пункт 7 части 2 статьи 272 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статья 6 Федерального закона от 16 апреля 2001 года N 44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей»).
При рассмотрении в 2013 году дел об усыновлении российских детей иностранными гражданами судами тщательно выяснялся вопрос о том, предлагался ли ребенок на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление его родственникам.
В этих целях суды исследовали представленные органами опеки и попечительства письменные документы. В частности, суды проверяли, с какого времени сведения о ребенке находились в федеральном банке данных о детях, истек ли установленный пунктом 4 статьи 124 СК РФ срок со дня поступления сведений о таких детях в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей; правильно ли были указаны сведения о ребенке (о его возрасте, состоянии здоровья и другие), предлагался ли он на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление его родственникам и, если предлагался, то по каким причинам указанные лица отказались от принятия ребенка на воспитание в семью (на усыновление, под опеку (попечительство), в приемную семью).
По некоторым делам для проверки юридически значимых сведений суды допрашивали в качестве свидетелей родственников ребенка.
Например, в ходе рассмотрения трех дел Воронежским областным судом были выявлены и опрошены близкие родственники детей (бабушка, тети и дядя), изъявившие намерение принять детей в свои семьи и начавшие сбор документов для оформления опеки над детьми. В указанных случаях кандидаты в усыновители, являвшиеся иностранными гражданами, отказались поддержать заявления об усыновлении, в связи с чем производства по делам были прекращены.

По ряду дел родственники ребенка опрашивались судом по месту их жительства в порядке статьи 62 ГПК РФ (судебные поручения).

Следует констатировать, что по-прежнему нередки случаи, когда суд принимал решение о необходимости опроса родственников ребенка непосредственно в судебном заседании и вызывал таких лиц в суд, однако в судебное заседание они по тем или иным причинам не являлись (Верховный Суд Республики Карелия, Приморский краевой суд, Тульский областной суд).
В 2013 году в ряде случаев судами вызывались в судебные заседания в качестве свидетелей также лица, которые знакомились со сведениями о ребенке и отказались от его усыновления или семейного воспитания в иных формах. …

Как и в 2012 году, в 2013 году основными причинами отказа родственников ребенка от принятия его на воспитание в свои семьи являлись отсутствие достаточных финансовых средств, плохие жилищно-бытовые условия, а также преклонный возраст. Кроме того, в случае отказа принять ребенка на воспитание родственники ребенка нередко ссылались на наличие собственных детей, отсутствие родственных связей с усыновляемым ребенком.
Граждане Российской Федерации, как правило, отказывались от принятия ребенка на воспитание в семью в связи с состоянием здоровья ребенка, его отягощенной наследственностью либо в связи с отсутствием сведений о его родителях. В ряде случаев отказ был вызван возрастом, полом ребенка, нежеланием принять в семью сразу двоих детей, являющихся братьями (сестрами), если их раздельное усыновление (удочерение) было невозможно.
Обобщение судебной практики показало, что в 2013 году в подавляющем большинстве случаев суды выносили решение об усыновлении в соответствии с рекомендациями в отношении возраста и состояния здоровья усыновляемого ребенка, данными компетентными службами государства, гражданами которого являлись усыновители.
При выявлении судом несоответствия возраста усыновляемого ребенка рекомендациям, которые были даны усыновителям (например, в случае превышения рекомендованного возраста ребенка к моменту подачи усыновителями документов в суд), заявителям предлагалось представить дополнительное заключение соответствующего компетентного органа иностранного государства о возможности усыновления ими ребенка указанного возраста.
Так, например, определением судьи Ростовского областного суда было оставлено без движения заявление граждан Испании об усыновлении несовершеннолетнего, 2009 года рождения, по тем основаниям, что из представленных заявителями отчета об оценке пригодности, составленного психологом и социальным работником организации «Эулен сосиосанитариос», а также заключения государственного органа — Главного управления по вопросам пожилых лиц, детства и семьи Совета по здравоохранению и социальному благосостоянию Правительства Андалусии следовало, что заявители признаны пригодными для усыновления в России ребенка в возрасте до трех лет, в то время как усыновляемому ребенку исполнилось 4 года. При этом надлежаще оформленное заключение уполномоченного государственного органа о пригодности заявителей к усыновлению ребенка такого возраста, подкрепленное соответствующими выводами специалистов, уполномоченных проводить социально-психологическое обследование семьи и давать на основе этого рекомендации, в том числе относительно возраста усыновляемого ребенка, к заявлению об усыновлении приложено не было. Впоследствии заявители представили дополнительные заключения компетентных органов о возможности быть усыновителями ребенка в возрасте до 5 лет.
Еще пример. При рассмотрении Астраханским областным судом заявления граждан Франции об усыновлении двоих несовершеннолетних детей (2005 и 2007 годов рождения), было установлено, что один из них на момент подачи заявления об усыновлении в областной суд достиг возраста 8 лет, в то время как постановлением компетентного органа страны проживания заявителей они были признаны пригодными для усыновления одного или двух детей в возрасте до 8 лет. Учитывая это, суд в порядке подготовки дела к судебному разбирательству истребовал дополнительное разъяснение относительно возраста детей, рекомендованных заявителям. Согласно удостоверению компетентного органа страны проживания заявителей возраст детей был ограничен 8 годами 11 месяцами. Указанное обстоятельство было предметом обсуждения суда первой инстанции и нашло свое отражение в решении суда, которым заявление было удовлетворено.
Вместе с тем в судебной практике имели место случаи, когда суды выносили решение об удовлетворении заявления об усыновлении, если возраст ребенка на день знакомства с ним усыновителей соответствовал рекомендованному возрасту, но на день вынесения решения превышал этот возраст (как правило, на несколько месяцев), не истребовав при этом от соответствующих органов иностранного государства, гражданами которого являлись заявители, какого-либо дополнительного заключения (разъяснения) по данному обстоятельству. Это имело место в Красноярском краевом суде, Суде Еврейской автономной области, Кировском и Челябинском областных судах.
Действующее законодательство Российской Федерации не содержит запрета на усыновление детей, страдающих теми или иными заболеваниями. Вместе с тем, если у суда возникали сомнения в отношении возможности усыновления конкретными заявителями ребенка с имеющимися у него заболеваниями, судом запрашивалось дополнительное заключение компетентного органа государства, гражданами которого являлись усыновители, об их возможности и готовности усыновить такого ребенка.
Так, по делу по заявлению супругов — граждан Италии об усыновлении двоих несовершеннолетних детей Нижегородским областным судом было установлено, что в представленном психосоциальном отчете, составленном организацией по международному усыновлению «Ай.Би. Амичи дей Бамбини», отсутствовали сведения относительно как возраста, так и состояния здоровья детей, рекомендованных для усыновления заявителям. Между тем из психологического отчета в отношении заявителей следовало, что во время собеседования супружеская пара выразила желание усыновить одного или более детей в возрасте от 0 до 5 лет включительно. Кроме того, в отчете было указано, что супруги не чувствуют готовности усыновить детей, имеющих ряд заболеваний. Между тем, мальчику, которого желали усыновить заявители, исполнилось 6 лет, а девочка имела ряд заболеваний. Учитывая названные обстоятельства, суд предложил заявителям представить обновленные сведения относительно того, дети какого возраста рекомендуются для усыновления, а также заключение о готовности заявителей к усыновлению детей с указанными заболеваниями. После выполнения заявителями указанных требований и оценки судом представленных ими доказательств суд принял решение об удовлетворении заявления усыновителей.
Обобщение судебной практики показало, что при рассмотрении в 2013 году дел об усыновлении детей судом с учетом положений требования пункта 1 статьи 123 СК РФ и разъяснений, данных в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 года N 8, выяснялся вопрос о наличии у заявителей возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие, преемственность в воспитании и образовании.
Помимо выяснения таких юридически значимых обстоятельств, как состояние здоровья, род занятий, круг общения, финансовые, жилищные условия усыновителей, их личностные качества, суды исследовали также вопрос о том, владеют ли усыновители русским языком. Если усыновители не владели русским языком, то суд выяснял, каким образом они планируют преодолевать языковой барьер с учетом возраста ребенка и периода, необходимого для его адаптации и овладения языком страны проживания. Обобщение практики показало, что, как правило, усыновители планировали прибегать к помощи знакомых и родных, владеющих русским языком, педагогов либо они имели русскоговорящую домработницу или няню. Кроме того, некоторые усыновители планировали устроить детей в дошкольные либо школьные учреждения, в которых имелись русскоговорящие воспитатели и педагоги. Другие усыновители имели договоренность с частными лицами, владеющими русским языком, о том, что они помогут ребенку изучить иностранный язык.
В ряде случаев, готовясь к усыновлению, заявители начали изучать русский язык и планировали продолжать изучение русского языка впоследствии.
Например, при рассмотрении заявления об усыновлении гражданами Италии несовершеннолетних братьев 2004 и 2007 годов рождения Алтайским краевым судом было установлено, что усыновителями пройден базовый уровень подготовки по русскому языку, на время перелета из России в Италию агентством по усыновлению будет предоставлен сопровождающий, владеющий русским языком, в Италии в общении с детьми будет помогать знакомая усыновителей, владеющая русским языком и проживающая недалеко от дома усыновителей. По приезду детей в Италию к детям будет прикреплен психолог и переводчик русского языка для облегчения адаптации в школе и социальном окружении. Решением суда заявление об усыновлении ребенка было удовлетворено.
Вместе с тем в отдельных случаях суды отказывали в удовлетворении заявления об усыновлении по причине наличия языкового барьера с ребенком и трудностей в его преодолении.
Например, одним из обстоятельств, с учетом которого Владимирский областной отказал в удовлетворении заявления об усыновлении, явилось наличие языкового барьера между усыновителями и усыновляемым ребенком, преодолеть который, по мнению суда, будет сложно, что отрицательно скажется на процессе обучения ребенка.
Согласно справке по материалам обобщения Пермского краевого суда при рассмотрении заявлений об усыновлении суд также в обязательном порядке выяснял, намерены ли усыновители способствовать изучению ребенком родного языка, поддерживать интерес ребенка к национальной культуре страны происхождения. Такая практика суда заслуживает внимания.
В тех случаях, когда заявители ранее уже усыновляли детей, в том числе и из России, судом исследовались обстоятельства того, насколько успешно эти лица справляются со своими родительскими обязанностями в отношении ранее усыновленных детей.
В этих целях суды, в частности, исследовали такие доказательства, как:
— отчеты по результатам обследования условий жизни и воспитания усыновленного ребенка, подготовленный организацией, обязанной осуществлять контроль за адаптацией ребенка в семье;
— характеристики из учебного заведения в отношении ребенка с указанием роли родителей в его воспитании и обучении;
— заключение компетентного органа по результатам встреч с усыновленным ребенком.
Если заявителями ранее усыновлялись дети, являвшиеся гражданами Российской Федерации, то суд предлагал также заявителям представить составленные ранее компетентным органом иностранного государства отчеты об условиях жизни и проживания усыновленных детей. Кроме того, суд истребовал сведения от регионального оператора банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, о том, направлялись ли указанные отчеты в установленные сроки, а также имелись ли к заявителям претензии по поводу постановки усыновленного ребенка на консульский учет.
В связи с этим суд, установив, что усыновители относятся к воспитанию ранее усыновленных детей ответственно, заботятся о них надлежащим образом, обеспечивают их физическое и нравственное развитие в соответствии с интересами и возрастом ребенка, их взаимоотношения с детьми основаны на привязанности, любви и полном взаимопонимании, и при этом усыновители смогут с учетом наличия у них ранее усыновленных детей надлежащим образом заботиться как о них, так и об усыновляемом ребенке, приходил к выводу о том, что усыновление будет соответствовать интересам ребенка, и выносил решение об удовлетворении заявления.
При рассмотрении дел об усыновлении судом в каждом случае проверялось, не имеется ли у кандидатов в усыновители заболеваний, препятствующих им быть усыновителями, перечисленных в Перечне заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 1 мая 1996 года N 542. При рассмотрении дел после 13 сентября 2013 года (после признания указанного постановления Правительства Российской Федерации утратившим силу и вступления в силу постановления Правительства Российской Федерации от 14 февраля 2013 года N 117) суд проверял, не страдают ли заявители заболеваниями, перечисленными в Перечне заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную или патронатную семью, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 14 февраля 2013 года N 117.
Как правило, усыновителями представлялись медицинские заключения, выданные в стране их проживания, по результатам их медицинского обследования врачами-специалистами, перечисленными в медицинском заключении по форме N 164/у-96, утвержденной Министерством здравоохранения Российской Федерации 10 сентября 1996 года.
Суд признавал такие медицинские заключения допустимыми и достаточными доказательствами в отношении подтверждения состояния здоровья заявителей. В 2013 году это имело место по 32% дел об усыновлении детей, рассмотренных с удовлетворением заявления.
В судебной практике имели место случаи представления усыновителями медицинских заключений, выданных на территории иностранных государств лицензированными врачами общей практики.
Так, согласно справке по материалам обобщения судебной практики Архангельского областного суда, граждане Швеции и Ирландии представляли в суд медицинские заключения, выданные дипломированным врачом общей практики либо семейным врачом с лицензией на медицинскую практику. Кроме того, в практике этого суда имел место случай, когда по делу по заявлению граждан Италии заявители представили медицинское заключение, в котором сведения об отсутствии заболеваний были удостоверены только врачом-хирургом.
В подобных случаях суды предлагали усыновителям пройти медицинское обследование в медицинском учреждении Российской Федерации и представить соответствующее медицинское заключение о состоянии их здоровья.
По 61% дел, по которым заявления были удовлетворены, состояние здоровья усыновителей наряду с имеющимся заключением врачей иностранного государства, а также в случае, если заявители представляли заключение семейного врача (врача общей практики), подтверждалось медицинским заключением, полученным в порядке, установленном для граждан Российской Федерации.

При исследовании медицинских заключений о состоянии здоровья лиц, желающих усыновить ребенка, суд также проверял, не истек ли с момента выдачи медицинских заключений о состоянии здоровья заявителей трехмесячный срок, установленный Правилами передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 29 марта 2000 года N 275, а с 27 февраля 2013 года (даты вступления в законную силу постановления Правительства Российской Федерации от 14 февраля 2013 года N 118 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семьи») — шестимесячный срок с момента выдачи медицинских заключений о состоянии здоровья заявителей.
По абсолютному большинству дел суды отражали в решениях дату, полное наименование и место нахождения медицинского учреждения, выдавшего заключение о состоянии здоровья заявителей. Вместе с тем по-прежнему еще имеются решения, в которых не указано, где проходили медицинское обследование заявители и кем подписано медицинское заключение. …
Следует отметить, что в 2013 году при рассмотрении дел о международном усыновлении суды стали более ответственно подходить к исследованию и оценке законодательства иностранного государства, гражданами которого являлись усыновители, регулирующего усыновление детей и подлежащего в силу статьи 165 ГПК РФ применению при разрешении дела об усыновлении российского ребенка иностранными гражданами.
Вместе с тем судам следует обратить внимание на то обстоятельство, что по-прежнему имеются отдельные решения, в которых не отражено, какое конкретно законодательство иностранного государства исследовалось судом и к какому выводу пришел суд по результатам его исследования. В 2013 году данный недостаток имели 54 решения суда, вынесенные с удовлетворением заявления об усыновлении.

Основными причинами отказа суда в удовлетворении заявления об усыновлении, в частности, являлись:
— непринятие органами опеки и попечительства достаточных мер к устройству детей на воспитание в семьи родственников и граждан Российской Федерации и наличие реальной возможности передачи ребенка на воспитание указанным гражданам;
— отрицательное заключение органа опеки и попечительства по вопросу об усыновлении ребенка иностранными гражданами;
— отказ усыновляемого ребенка от усыновления;
— отсутствие у усыновителей материальных и жилищных условий для полноценного физического, психического, духовного и нравственного развития ребенка;
— отсутствие эмоциональной привязанности ребенка к усыновителям;
— несоответствие возраста усыновляемого ребенка пожеланиям заявителей, отраженным в социально-психологическом отчете, составленном на территории иностранного государства;
— значительная разница в возрасте между усыновителями и ребенком, что не отвечало требованиям иностранного законодательства, а также интересам ребенка.
В 2013 году к немедленному исполнению было приведено 2 решения суда о международном усыновлении. В обоих случаях согласно справке по материалам обобщения судебной практики Нижегородского областного суда это было вызвано плохим состоянием здоровья усыновляемых детей и необходимостью проведения незамедлительного обследования и лечения, отсрочка которых могла неблагоприятно сказаться на дальнейшем состоянии здоровья детей.
Кроме того, Липецким областным судом было обращено к немедленному исполнению 3 решения об усыновлении детей в части внесения изменений в актовые записи об их рождении. При этом Липецкий областной суд исходил из того, что оформление необходимых документов (в частности, внесение записей в акты гражданского состояния, оформление заграничных паспортов) для выезда заявителей с детьми в Италию требует определенного времени. Вместе с тем, полагаем необходимым вновь обратить внимание судов на то, что действующим Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (статьей 212, главой 29) не предусматривается возможность обращения к немедленному исполнению решения суда об усыновлении ребенка по указанным мотивам и подобным образом.
…».

ПОМОЩЬ ОПЫТНОГО АДВОКАТА

Добавить комментарий