Вт. Сен 29th, 2020

Среди «свежей» судебной практики, найденной в правовых базах, внимание привлекло касающееся компенсации морального вреда от ДТП апелляционное определение Ульяновского областного суда от 11.04.2017 по делу № 33-1471/2017, а именно, два его вывода, которые, на мой взгляд, нам юристам полезно помнить.

В частности, Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда указала:
1) «Наличие иной судебной практики по аналогичным делам на правильность вынесенного судом по данному делу решения повлиять не может, поскольку суд при определении компенсации морального вреда исходил из конкретных обстоятельств дела, отличающихся от обстоятельств, установленных по другим делам».

адвокат в Москве
Блог адвоката в Москве

Иными словами, заявителю напомнили, что у нас не прецедентное право.
2) «Действующее законодательства не ставит размер компенсации морального вреда в прямую зависимость от наличия либо отсутствия денежных средств у ответчика для его возмещения…».
А ниже привожу выдержки из названного апелляционного определения:
«… И. обратилась в суд с иском, уточненным в ходе судебного разбирательства, к С. о взыскании компенсации морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием.
В обоснование иска указала, что 14 ноября 2015 года на 222 км автодороги М-5 «Урал» по вине С., управляющего принадлежащим ему автомобилем Chevrolet Aveo, государственный регистрационный знак ***, произошло дорожно-транспортное происшествие (ДТП), в результате которого она, находясь в автомобиле ГАЗ-2705, государственный регистрационный знак ***, под управлением К., в качестве пассажира, получила телесные повреждения средней степени тяжести.
В результате дорожно-транспортного происшествия (ДТП) она, находясь в автомобилем ГАЗ-2705 в качестве пассажира, получила телесные повреждения средней степени тяжести.
В связи с полученными травмами она проходила длительное лечение, испытывала боли, находилась на стационарном лечении, ей была выполнена операция.
В добровольном порядке ответчик выплатил ей компенсацию морального вреда в размере 2500 руб.
Просила взыскать с С. компенсацию морального вреда в размере 397 500 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 8000 руб.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Р., К.
Рассмотрев заявленные требования по существу, суд постановил приведенное выше решение.
В апелляционной жалобе С. просит об отмене решения и принятии нового решения об отказе в удовлетворении иска.
Жалобу мотивирует несогласием с размером компенсации морального вреда, определенного судом, который не соответствует обстоятельствам дела, тяжести полученных истицей повреждений.
При определении размера компенсации морального вреда судом не учтено его материальное положение, а также практика судов по другим аналогичным делам.
В возражениях на апелляционную жалобу прокурор Засвияжского района г. Ульяновска просит об оставлении решения без изменения.
И., Р., К. в суд апелляционной инстанции не явились, были надлежаще извещены о времени и месте рассмотрения дела, не представляли доказательств уважительности неявки в судебное заседание, не просили об его отложении, что дает основание для рассмотрения апелляционной жалобы в их отсутствие.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на нее по правилам части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены решения.
Из материалов дела следует, что 14 ноября 2015 года в 09.15 часов на 222 км автомобильной дороги М-5 «Урал» на подъезде к г. Ульяновску С., управляя автомобилем Chevrolet Aveo, государственный регистрационный знак ***, при опережении попутно следовавшего автомобиля ГАЗ-2705, государственный регистрационный знак ***, под управлением К., в нарушение пункта 9.10 Правил дорожного движения не выбрал безопасный боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения, и допустил столкновение с ним.
В результате ДТП пассажир автомобиля ГАЗ-2705 И. получила телесные повреждения в виде ***, которые расцениваются как средней тяжести вред здоровью по признаку длительное расстройство здоровья (более 21 дня).
В связи с причинением истице средней тяжести вреда здоровью постановлением Ульяновского районного суда Ульяновской области от 20 июня 2016 года С. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 10 000 руб.
Ссылаясь на причинение физических и нравственных страданий, И. предъявила в суд настоящий иск о компенсации морального вреда.
Разрешая данный спор, районный суд правильно применил нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения между сторонами, определил юридически значимые обстоятельства по делу, проверил доводы сторон, всесторонне и полно исследовал представленные доказательства и пришел к выводу о наличии оснований для взыскания компенсации морального вреда, размер которого определил в 197 500 руб.
Судебная коллегия с таким выводом суда соглашается, оснований для признания его неправильным апелляционная жалоба не содержит.
Согласно пункту 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в том числе использование транспортных средств), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.
Статьей 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации также предусмотрено, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.
В силу пункта 1 статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
С учетом того, что И. в момент ДТП находилась в автомобиле ГАЗ-2705 в качестве пассажира, вред здоровью получила в результате взаимодействия источников повышенной опасности, в соответствии с положениями пункта 2 статьи 1080 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд вправе был возложить ответственность за причиненный ей вред на владельцев автомобилей, участвующих в ДТП.
Поскольку истица требований к владельцу транспортного средства, в котором она находилась в момент ДТП, не предъявляла, суд обоснованно разрешил ее иск в пределах заявленных требований только к С.
Учитывая, что причинением вреда здоровью истицы затронуты ее личные нематериальные блага, в результате полученных в ДТП травм она безусловно испытывала физические и нравственные страдания, а потому имеет право на компенсацию морального вреда.
Суд обоснованно руководствовался положениями пункта 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающими, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий.
Определяя размер компенсации морального вреда суд, с учетом принципа разумности и справедливости, принял во внимание фактические обстоятельства дела, характер причиненных травм И., как пассажиру автомобиля, а именно причинение ей средней тяжести вреда здоровью, степень физических и нравственных страданий.
Размер компенсации морального вреда судебная коллегия находит обоснованным, обеспечивающим баланс прав и законных интересов как потерпевшего, так и ответчика, как владельца источника повышенной опасности.
С учетом установленных обстоятельств дела оснований для уменьшения размера компенсации морального вреда судебная коллегия не усматривает.
При этом судебная коллегия принимает во внимание, что истица длительное время проходила как амбулаторное, так и стационарное лечение, в ходе которого имело место оперативное вмешательство.
Размер компенсации морального вреда определен с учетом незначительного возмещения виновником ДТП морального вреда и материального ущерба, причиненного истице, до обращения в суд.
Наличие иной судебной практики по аналогичным делам на правильность вынесенного судом по данному делу решения повлиять не может, поскольку суд при определении компенсации морального вреда исходил из конкретных обстоятельств дела, отличающихся от обстоятельств, установленных по другим делам.
Действующее законодательства не ставит размер компенсации морального вреда в прямую зависимость от наличия либо отсутствия денежных средств у ответчика для его возмещения, поэтому довод жалобы в этой части не может быть принят во внимание.
Вместе с тем, судебная коллегия учитывает трудоспособный возраст ответчика, отсутствие у него ограничений по состоянию здоровья к трудовой деятельности, наличие в собственности на момент ДТП транспортного средства, что свидетельствует о его материальном достатке.
В связи с установленными по делу обстоятельствами размер компенсации морального вреда отвечает требованиям разумности и справедливости и не подлежит уменьшению.
В силу изложенного решение является правильным и отмене по доводам апелляционной жалобы не подлежит…».

от advokat

Добавить комментарий