Нарушение права на защиту привело к отмене кассационного определения

О том, что каждый человек, привлекаемый к уголовной ответственности, имеет право на квалифицированную юридическую помощь, общеизвестно. В уголовном процессе такую помощь оказывает защитник обвиняемого, которого в народе называют не иначе, как «уголовный адвокат».

Согласно п. п. 1, 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ, а также если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь.
Приведенные выше статьи закона известны каждому судье, но ошибки судьи продолжают допускать. Один из свежих примеров встретился мне при изучении новостей судебной практики в системе КонсультантПлюс.
Привожу его ниже с некоторыми сокращениями:

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Верховного Суда РФ от 16 июля 2014 г. N 7-П14пр

Президиум Верховного Суда Российской Федерации … рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 мая 2007 года в отношении Смолина А.С.
По приговору Красноярского краевого суда от 19 декабря 2006 года
СМОЛИН А.С. <…> ранее не судимый, осужден: по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 мая 2007 года приговор оставлен без изменения.
Постановлением судьи Норильского городского суда Красноярского края от 27 января 2011 года приговор приведен в соответствие с Федеральным законом от 29 июня 2009 года N 141-ФЗ: постановлено считать Смолина осужденным по ч. 1 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) к 9 годам 11 месяцам лишения свободы, по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) — к 14 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ — к 17 годам 11 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальном приговор оставлен без изменения.
В надзорном представлении ставится вопрос о пересмотре кассационного определения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации
установил:

В надзорном представлении ставится вопрос о пересмотре кассационного определения. В обоснование этого указывается, что в силу ст. 16 УПК РФ реализация права на защиту с помощью адвоката является одним из основополагающих принципов уголовного судопроизводства. Согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый обвиняемый имеет право на справедливое судебное разбирательство и осуществление защиты лично или через выбранного им защитника. В соответствии с п. п. 1, 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие адвоката в уголовном судопроизводстве обязательно, если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15 лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь, а также если он не отказывался от защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ.
По смыслу ч. 1 ст. 52 УПК РФ отказ от защитника допускается только по инициативе подсудимого и должен быть им заявлен в письменном виде.
Сведений о том, что осужденный письменно отказался от услуг адвоката при рассмотрении дела судом кассационной инстанции, в материалах дела нет.
При таких обстоятельствах, как указано в представлении, право Смолина на получение квалифицированной юридической помощи в суде второй инстанции было нарушено и кассационное определение должно быть отменено.
В связи с отменой кассационного определения подлежит отмене и последующее судебное решение, вынесенное в отношении осужденного в порядке главы 47 УПК РФ.
Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорное представление подлежащим удовлетворению.
Согласно п. п. 1, 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном статьей 52 настоящего Кодекса, а также если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь.
В соответствии с ч. 2 ст. 47 УПК РФ положения этого закона распространяются и на осужденного, то есть обвиняемого, в отношении которого вынесен обвинительный приговор.
Смолин обвинялся в совершении преступления, за которое предусматривалось наказание в виде лишения своды на срок свыше 15 лет или пожизненное лишение свободы.
Не согласившись с приговором суда, осужденный подал кассационную жалобу, по которой уголовное дело рассмотрено в кассационном порядке 30 мая 2007 года с участием прокурора, однако в отсутствие защитника осужденного.
При этом данных о том, что Смолин отказался от помощи защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ, в материалах дела не имеется.
Следовательно, при кассационном рассмотрении уголовного дела, вопреки требованиям п. п. 1, 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, было нарушено право осужденного на защиту, в связи с чем кассационное определение в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 409 УПК РФ подлежит отмене, а уголовное дело — передаче на новое кассационное рассмотрение.
Кроме того, в связи с отменой кассационного определения подлежит отмене и постановление Норильского городского суда Красноярского края от 27 января 2011 года в отношении осужденного Смолина, которое было вынесено в порядке исполнения приговора после его вступления в законную силу.
Принимая во внимание, что Смолин осужден к лишению свободы за особо тяжкие преступления — убийства, может скрыться от суда и таким образом воспрепятствовать производству по делу в разумные сроки, Президиум в соответствии со ст. ст. 97, 108, 255 УПК РФ избирает в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу.
На основании изложенного и руководствуясь ч. ч. 3 — 9 ст. 407, п. 5 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 мая 2007 года и постановление Норильского городского суда Красноярского края от 27 января 2011 года в отношении Смолина А.С. отменить, уголовное дело передать на новое кассационное рассмотрение.
Избрать в отношении Смолина А.С. меру пресечения в виде заключения под стражу до 16 октября 2014 года.

Добавить комментарий