Неосновательное обогащение – судебная практика

Неосновательное обогащение, судебная практика по его взысканию – это тема, которая всегда привлекает внимание юристов, практикующих по гражданским делам.

Интересное решение недавно вынес Советский районный суд города Липецка, взыскав в пользу истца денежные средства с бывшего собственника квартиры, который продолжал ее эксплуатировать уже после отчуждения истцу.

 

Как следует из закрепившего выводы суда первой инстанции апелляционного определения, истица  обратилась в суд с иском к ответчику о взыскании неосновательного обогащения, ссылаясь на то, что между сторонами был заключен договор купли-продажи жилого помещения, который был зарегистрирован  в Управлении Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии по Липецкой области.

Истец полагала, что ответчик, проживая более года в принадлежащем ей спорном жилом помещении, фактически незаконно владел и пользовался чужим имуществом, не имея на то законных оснований, вследствие чего у него произошло неосновательное сбережение денежных средств за счет истицы, в связи с чем она потребовала взыскать сумму незаконного обогащения и понесенные ею по делу судебные расходы.

Кстати, задолженность истец определила исходя из сведений, указанных в местной газете рекламных объявлений.

Поскольку данное решение представляет интерес для практикующих юристов и граждан, которые самостоятельно отстаивают свои права, ниже привожу извлечения из апелляционного определения Липецкого областного суда  от 30 сентября 2015 г. по делу № 33-2753/2015 (документ получен мною с использованием СПС КонсультантПлюс):

«В соответствии с ч. 2 ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Как видно из материалов дела, 08 февраля 2013 года между З. и Г. был заключен договор купли-продажи жилого помещения, расположенного по адресу: <данные изъяты>. Договор был зарегистрирован в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Липецкой области 12 февраля 2013 года.

Судом установлено, что вступившим в законную силу решением Советского районного суда г. Липецка от 23 октября 2013 года было постановлено выселить З. из жилого помещения, расположенного по адресу: <данные изъяты>. Этим же решением, было отказано З. в иске к Г. о признании недействительным договора купли-продажи жилого помещения и свидетельства о государственной регистрации права и суд обязал З. передать Г. указанное жилое помещение путем передачи ключей от замков входной двери. Данное решение 19 мая 2014 года было исполнено судебным приставом-исполнителем, и З. был выселен из спорной комнаты.

Какого-либо соглашения сторон о пользовании З. спорным помещением не имелось.

Таким образом, судом установлено, что в период с 12.02.2013 г. по 19.05.2014 г. З. незаконно проживал в принадлежащей истице комнате <адрес>.

В силу ст. 303 Гражданского кодекса РФ, при истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник также вправе потребовать от лица, которое знало или должно было знать, что его владение незаконно (недобросовестный владелец), возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения; от добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

В соответствии с ч. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса РФ, лицо, которое без установленных законом, иными нормативно-правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 настоящего Кодекса.

Согласно п. 2 ст. 1103 Гражданского кодекса РФ, поскольку иное не установлено настоящим кодексом, другими законами или иными нормативно-правовыми актами, и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения.

Коль скоро судом было установлено, что З., не имея на то законных оснований, проживал в жилом помещении, принадлежащем истцу на праве собственности, суд обоснованно согласился с доводом истца о том, что ответчик сберег денежные средства за период незаконного пользования жилым помещением, что является неосновательным обогащением З. за счет собственника этого помещения.

Как установлено судом, истец просила взыскать с ответчика неосновательное обогащение исходя из стоимости ежемесячной аренды аналогичного жилого помещения в г. Липецке в размере <данные изъяты>. Как следует из объяснений З., он был не согласен с указанной стоимостью, однако каких-либо доказательств, свидетельствующих о необоснованности указанного расчета, суду не представил.

При таких обстоятельствах суд обоснованно удовлетворил заявленные требования и взыскал с ответчика неосновательное обогащение за период с 12.02.2013 г. по 19.05.2014 г. в размере с <данные изъяты> (15 мес. 7 дн. x <данные изъяты>)».

 

«Довод жалобы ответчика о необоснованности расчета суммы неосновательного обогащения является несостоятельным и опровергается собранными по делу доказательствами. Доказательств опровергающих расчет представленный истцом, суду не представлено.

Доводы жалобы ответчика о том, что поскольку на спорную комнату был наложен арест, то никто не мог получить от нее доход, являются ошибочными. Как следует из материалов дела, право собственности (владения пользования, распоряжения) спорной комнатой возникло у истицы с момента государственной регистрации договора купли-продажи данной квартиры, то есть 12.02.2013 г. Фактически свое право она могла реализовать только 19.05.2014 г. после принудительного выселения ответчика из жилого помещения. Исходя из смысла ст. 1102 Гражданского кодекса РФ, неосновательным обогащением З. в указанный период являлось его безвозмездное неправомерное проживание на спорной жилой площади и отсутствие у Г. возможности владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ей имуществом. Наложение запретительных мер на спорную квартиру означает отсутствие возможности отчуждения ее, но не означает невозможность пользования и проживания в ней кого-либо».

Соответственно, сделаем некоторые  выводы из этого судебного примера:

  1. Проживание в чужом жилом помещении помимо воли собственника с учетом части 1 статьи 1102 Гражданского кодекса РФ является сбережением денежных средств за период незаконного пользования жилым помещением, что является неосновательным обогащением за счет собственника этого помещения.
  2. Рассчитать сумму неосновательного обогащения можно в числе прочего на основе информации, содержащейся в рекламных объявлениях.

Если, уважаемые читатели, у вас возникли вопросы, задавайте их, перейдя по ссылке «СПРОСИТЬ У АДВОКАТА».

Голубев Владимир Васильевич.

One thought on “Неосновательное обогащение – судебная практика

  1. Кстати, в СПС КонсультантПлюс нашел еще полезный материал, касающийся неосновательного обогащения. Речь идет об Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 09.06.2015 № 37-КГ15-1, в котором прослеживается позиция, что для взыскания неосновательного обогащения в форме платы за фактическое пользование недвижимостью не обязательно неоднократно заявлять фактическому пользователю о нарушении им прав потерпевшей стороны. Ниже цитирую определение, скопированное по адресу http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=431788;fld=134;dst=100027;rnd=177853.4511665664613247;;ts=0177853608869259012863
    «Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
    председательствующего Горшкова В.В., судей Романовского С.В. и Гетман Е.С., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Гришина Н.М. к обществу с ограниченной ответственностью «Залегощенский сахарный завод» о взыскании суммы неосновательного обогащения по кассационной жалобе Гришина Н.М. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 20 августа 2014 г., заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ., выслушав объяснения Косыгина А.А., представляющего интересы Гришина Н.М. и поддержавшего доводы жалобы, и Макарова А.К., представляющего ООО «Залегощенский сахарный завод» и просившего в удовлетворении жалобы отказать, установила:
    Гришин Н.М. обратился в суд с иском к ООО «Залегощенский сахарный завод» о взыскании суммы неосновательного обогащения, составляющего стоимость неосновательно сбереженной арендной платы.
    Иск мотивирован тем, что с 21 февраля 2011 г. истцу на праве собственности принадлежит здание механической мастерской площадью кв. м, расположенное по адресу: . Указанное здание находится на территории имущественного комплекса ответчика и используется им по прямому назначению для производства различных работ без выплаты истцу арендной платы за использование его имуществом. Истец неоднократно обращался к ответчику с требованием о заключении договора аренды здания либо о прекращении работ в здании, однако ответчик претензии истца оставил без ответа.
    В связи с этим истец просил суд взыскать с ответчика неосновательное обогащение в виде неосновательно сбереженной арендной платы за пользование зданием механической мастерской в размере рублей.
    Решением Залегощенского районного суда Орловской области от 27 мая 2014 г. иск удовлетворен частично: с ответчика в пользу истца взыскано неосновательное обогащение в размере рубля копеек.
    Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 20 августа 2014 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении иска отказано.
    В кассационной жалобе Гришин Н.М. просит отменить названные судебные акты.
    Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 12 мая 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
    Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
    В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
    Отказывая в удовлетворении иска Гришина Н.М., суд апелляционной инстанции исходил из того, что здание было приобретено истцом с обременением, а именно: оборудованием, которое используется ответчиком по назначению. В материалах дела отсутствуют сведения о том, что между бывшим собственником здания ООО «Алекс» и бывшим собственником оборудования ЗАО «Русский сахар» были заключены договоры аренды здания. Истец не представил доказательств того, что он предлагал ответчику освободить помещение мастерской ввиду отказа от заключения договора аренды с даты, когда ООО «Залегощенский сахар» стало собственником оборудования.
    С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.
    В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    Согласно части 2 статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.
    Судами было установлено, что имело место пользование ответчиком зданием, принадлежащим истцу, посредством размещения и ежедневного использования находящегося в нем оборудования работниками ответчика. При этом договор аренды здания между истцом и ответчиком заключен не был. С 5 апреля 2011 г. по 11 декабря 2012 г. ответчик пользовался зданием как арендатор находящегося в нем оборудования, а с 12 декабря 2012 г. по 1 апреля 2014 г. — как собственник оборудования.
    Отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции не учел, что в отношении спорного здания не было зарегистрировано каких-либо обременении, в том числе в виде нахождения в нем оборудования, используемого другим лицом.
    Сам по себе факт отсутствия договорных отношений между бывшими собственниками здания и оборудования не свидетельствует о том, что ранее сложившиеся отношения по безвозмездному пользованию зданием распространяются и на новых собственников.
    По смыслу пункта 2 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, при решении вопроса о взыскании неосновательного обогащения не имеет правового значения то обстоятельство, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
    В связи с этим отказ в удовлетворении иска на том основании, что истец не заявлял требование об освобождении помещения с даты, когда он стал его собственником, несостоятелен. Закон не возлагает на потерпевшего обязанность многократно заявлять фактическому пользователю его имуществом о нарушении своих прав, тем более что фактический пользователь зданием не менялся на протяжении трех лет и знал о требованиях истца заключить с ним договор аренды, а здание освободил только после возбуждения производства по настоящему делу.
    При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
    Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
    определила:
    апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 20 августа 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции».

Добавить комментарий