Опять 12.26 КоАП или «Протокол надо читать…»

Анализ ошибок по 12.26 КоАП

Советы адвоката по 12.26 КоАП РФ

Продолжая отслеживать судебную практику по применению статьи 12.26 КоАП РФ (отказ от медицинского освидетельствования), прочитал сегодня Постановление заместителя председателя Самарского областного суда Шкурова С.И. от 20.04.2017 № 4а-309/2017, которым отказано в удовлетворении надзорной жалобы, одним из основных доводов которой было утверждение о том, что имело место нарушение установленного порядка направления на медицинское освидетельствование, поскольку освидетельствование на состояние опьянения на месте не предлагалось.
Откровенно говоря, такое нарушение сотрудники ГИБДД частенько допускают. Особенно, если не уверены, что водитель пьян.
Однако, чтобы потом в суде адвокат мог эффективно «зацепиться» за это нарушение, его факт следует сразу закрепить документально.
А в данном конкретном случае водитель собственноручно подписал протокол, в котором указано, что ему предлагалось пройти освидетельствование на месте.
И вот результат – в рассматриваемом постановлении сказано буквально следующее: «Поскольку от прохождения освидетельствования на состояние опьянения на месте Г. отказался, что подтверждается протоколом о направлении на медицинское освидетельствование от 09.08.2016 г., подписанным Г. без каких-либо замечаний и возражений относительно недостоверности изложенных в нем сведений…».

ГИБДД (ГАИ)

И еще одна ошибка, возможно, была допущена защитой в ходе судопроизводства. В рассматриваемом постановлении указано, что
«Доводы надзорной жалобы, что судьей районного суда не была просмотрена имеющаяся в материалах дела видеозапись, также являются несостоятельными, поскольку вопреки доводам надзорной жалобы судьей районного суда при рассмотрении жалобы Г. на постановление мирового судьи указанная видеозапись была исследована, что подтверждается протоколом судебного заседания (л.д. 68) и ей дана надлежащая правовая оценка. Оснований для признания данной видеозаписи недопустимым доказательством не имеется».
Получается, что сторона защиты не ходатайствовала об ознакомлении с протоколом судебного заседания и, соответственно, не подавала на него своих замечаний.
Вот, собственно, на сегодня и всё. Ниже на всякий случай текст постановления от 20 апреля 2017 г. № 4а-309/2017

Заместитель председателя Самарского областного суда Шкуров С.И., рассмотрев надзорную жалобу Г. на постановление мирового судьи судебного участка № 118 Центрального судебного района г. Тольятти Самарской области от 01.11.2016 г. и решение Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 15.12.2016 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ,

установил:

постановлением мирового судьи судебного участка № 118 Центрального судебного района г. Тольятти Самарской области от 01.11.2016 г. Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на 1 год 6 месяцев за невыполнение законного требования сотрудников полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.
Решением Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 15.12.2016 г. постановление мирового судьи от 01.11.2016 г. оставлено без изменения.
В надзорной жалобе Г., считая вынесенные судебные акты незаконными и необоснованными, указывает на нарушение установленного порядка направления на медицинское освидетельствование, поскольку освидетельствование на состояние опьянения на месте не предлагалось, основания для направления на освидетельствование у сотрудников ДПС отсутствовали, протокол о направлении на медицинское освидетельствование составлен в отсутствие понятых, и, ссылаясь на ответ ГУ МВД России по Самарской области, данный по результатам рассмотрения жалобы на действия инспекторов ГИБДД, просит состоявшиеся судебные решения отменить с прекращением производства по делу в связи с отсутствием состава административного правонарушения.
Изучив представленные материалы дела об административном правонарушении, проверив доводы надзорной жалобы, полагаю, что оснований для удовлетворения жалобы не имеется.
Согласно п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090, водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.
Невыполнение водителем законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.
Судебными инстанциями правильно установлено, что 09.08.2016 г. в 21 час 20 минут Г., управляя автомобилем Land Rover Freelander 2, государственный регистрационный номер N, движущимся в направлении <адрес>, при наличии внешних признаков опьянения, в нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ, не выполнил законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, тем самым совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.
Судебными инстанциями в подтверждение, что Г. совершено административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, обоснованно приняты во внимание и указаны в решениях в качестве доказательств: протокол об административном правонарушении N N от 09.08.2016 г. (л.д. 7); протокол о направлении на медицинское освидетельствование N от 09.08.2016 г., в котором зафиксирован отказ Г. при наличии признаков опьянения — вялая невнятная речь, отсутствие реакции зрачков на свет, от прохождения освидетельствования на состояние опьянения на месте и медицинского освидетельствования (л.д. 8); протокол об отстранении от управления транспортным средством N от 09.08.2016 г., из которого следует, что у водителя транспортного средства Land Rover Freelander 2, государственный регистрационный номер N, Г. имелись признаки опьянения — невнятная речь, зрачки не реагируют на свет (л.д. 9); рапорт инспектора ДПС ОГИБДД ОМВД РФ по г. Жигулевску от 09.08.2016 г. об оформлении 09.08.2016 г. административного материала в отношении Г. и передаче транспортного средства водителю ФИО2, вписанному в полис ОСАГО (л.д. 10); видеозапись, на которой зафиксирован отказ Г. от освидетельствования на состояние опьянения; показания инспекторов ДПС ФИО3 и ФИО4, данные в судебном заседании, состоявшемся 01.11.2016 г. при рассмотрении настоящего дела мировым судьей, об обстоятельствах остановки транспортного средства Land Rover Freelander 2, государственный регистрационный номер N, под управлением Г., имевшего признаки опьянения, и отказа от освидетельствования на состояние опьянения на месте и от медицинского свидетельствования в медицинском учреждении, — поскольку данные доказательства получены с соблюдением установленного законом порядка, отвечают требованиям относимости, допустимости и достаточности, отнесены ст. 26.2 КоАП РФ к числу доказательств, имеющих значение для правильного разрешения дела, и исключают какие-либо сомнения в виновности Г. в совершении данного административного правонарушения.
В судебных решениях вышеперечисленным доказательствам в их совокупности с учетом всестороннего, полного и непосредственного исследования с соблюдением положений ст. 26.11 КоАП РФ дана объективная правовая оценка.
Протоколы об административном правонарушении, об отстранении от управления транспортным средством и направлении на медицинское освидетельствование составлены в соответствии с правилами ст. 28.2, ст. ст. 27.12 КоАП РФ, уполномоченным должностным лицом с применением видеозаписи, что согласуется с положениями ч. 2 ст. 27.12 и ч. 6 ст. 25.7 КоАП РФ, каких-либо процессуальных нарушений при их составлении судебными инстанциями не установлено.
Доводы Г. о нарушении инспектором ДПС порядка направления на медицинское освидетельствование при отсутствии на то законных оснований, не нашли подтверждения при рассмотрении настоящей жалобы.
В силу ч. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 данной статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.
Согласно ч. 6 ст. 27.12 КоАП РФ освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.
Пунктом 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475, установлено, что достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке.
В силу п. 10 вышеуказанных Правил направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.
Из материалов дела следует, что достаточным основанием полагать, что Г. находился в состоянии опьянения, явилось наличие у него признаков опьянения: невнятная речь, отсутствие реакции зрачков на свет.
Поскольку от прохождения освидетельствования на состояние опьянения на месте Г. отказался, что подтверждается протоколом о направлении на медицинское освидетельствование от 09.08.2016 г., подписанным Г. без каких-либо замечаний и возражений относительно недостоверности изложенных в нем сведений, показаниями инспектора ДПС ФИО4, данными в судебном заседании, состоявшемся 01.11.2016 г. при рассмотрении настоящего дела мировым судьей, инспектором ДПС ФИО3 правомерно было предложено Г. пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения в медицинском учреждении, от которого Г. отказался, сделав соответствующую запись в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование от 09.08.2016 г.
Таким образом, имеющаяся по делу совокупность доказательств свидетельствует, что Г. направлен на медицинское освидетельствование на состояние опьянения при наличии к тому предусмотренных законом оснований, порядок направления на данную процедуру не нарушен, требования ст. 27.12 КоАП РФ, и указанных выше Правил и Порядка соблюдены.
У судебных инстанций отсутствовали основания ставить под сомнения достоверность показаний допрошенных в судебных заседаниях сотрудников ГИБДД, поскольку их показания последовательны, не содержат противоречий и подтверждаются совокупностью других доказательств, непосредственно исследованных в судебных заседаниях, оснований для оговора Г. не установлено и Г. не представлены убедительные мотивы, свидетельствующие о заинтересованности сотрудников ГИБДД в результатах рассмотрения настоящего дела об административном правонарушении.
Доводы надзорной жалобы о наличии в материалах дела ответа заместителя начальника Управления Государственной инспекции безопасности дорожного движения ГУ МВД России по Самарской области от 20.10.2016 г. о проведении служебной проверки в отношении должностного лица Госавтоинспекции, составившего протокол досмотра транспортного средства, на правильность квалификации действий Г. по ч. 1. ст. 12.26 КоАП РФ не влияют, поскольку состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, по своей юридической конструкции является формальным и образуется в случае отказа водителя, управляющего транспортным средством, от выполнения законного требования сотрудника полиции о прохождении освидетельствования для установления его состояния.
Ссылка Г. в надзорной жалобе на то, что при рассмотрении настоящего дела нарушен принцип равноправия сторон, поскольку мировым судьей в судебном заседании не была предоставлена возможность дать объяснения по рассматриваемому делу, несостоятельна. Из протокола судебного заседания мирового судьи от 01.11.2016 г. следует, что в судебном заседании, состоявшемся 01.11.2016 г. при рассмотрении настоящего дела, Г. участвовал лично, в правах привлекаемого к административной ответственности лица ограничен не был, приводил доводы и доказательства в подтверждение своей позиции, задавал вопросы инспекторам ДПС относительно обстоятельств выявления правонарушения, совершенного 09.08.2016 г., заявлял ходатайства, которые были рассмотрены мировым судьей (л.д. 43-44).
Доводы надзорной жалобы, что судьей районного суда не была просмотрена имеющаяся в материалах дела видеозапись, также являются несостоятельными, поскольку вопреки доводам надзорной жалобы судьей районного суда при рассмотрении жалобы Г. на постановление мирового судьи указанная видеозапись была исследована, что подтверждается протоколом судебного заседания (л.д. 68) и ей дана надлежащая правовая оценка. Оснований для признания данной видеозаписи недопустимым доказательством не имеется.
Доводы, которыми аргументирована надзорная жалоба, сводятся к изложению обстоятельств, являющихся предметом исследования и правовой оценки как судом первой инстанции, так и второй инстанции, а также к выражению несогласия с произведенной судебными инстанциями в соответствии с положениями ст. 26.11 КоАП РФ оценкой обстоятельств дела и представленных по делу доказательств.
Между тем, несогласие с оценкой конкретных обстоятельств не может служить основанием для отмены или изменения вынесенных по делу судебных актов, поскольку надзорная инстанция правом переоценки установленных обстоятельств не наделена.
При рассмотрении дела об административном правонарушении мировой судья установил все фактические и юридически значимые обстоятельства, подлежащие доказыванию, имеющие значение для правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, и на основании полного, объективного и всестороннего исследования представленных доказательств пришел к обоснованному выводу о наличии в действиях Г. состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.
Наказание Г. назначено с соблюдением положений ст. 4.1 КоАП РФ, с учетом характера совершенного административного правонарушения, конкретных обстоятельств дела, личности Г. в минимальном размере, предусмотренном санкцией ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.
Законность и обоснованность вынесенного мировым судьей 01.11.2016 г. постановления о привлечении Г. к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ проверены судьей районного суда в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ, и в решении от 15.12.2016 г. дана надлежащая правовая оценка всем доказательствам по делу и доводам жалобы на постановление мирового судьи, указаны мотивы, по которым судья районного суда пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены постановления мирового судьи.
Принцип презумпции невиновности не нарушен, каких-либо неустранимых сомнений, которые должны быть истолкованы в пользу Г., по делу не усматривается.
Нарушений норм материального и процессуального административного права в ходе производства по делу об административном правонарушении, позволяющих рассматривать состоявшиеся судебные решения как незаконные и необоснованные, не установлено, в связи с чем оснований для их отмены или изменения не имеется.
На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 30.17, ст. 30.18 КоАП РФ,
постановил:
постановление мирового судьи судебного участка N 118 Центрального судебного района г. Тольятти Самарской области от 01.11.2016 г. и решение Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 15.12.2016 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Г. оставить без изменения, надзорную жалобу Г. оставить без удовлетворения.
В соответствии с ч. 3 ст. 30.13 КоАП РФ дальнейшее обжалование судебных решений возможно путем подачи жалобы в Верховный Суд Российской Федерации.

Заместитель председателя Самарского областного суда С.И.ШКУРОВ

Опять 12.26 КоАП или «Протокол надо читать…»: 1 комментарий

  1. А вот нарушение процедуры привлечения к административной ответственности члена избирательной комиссии повлекло за собой отмену:
    «ПЕРМСКИ ÐšÐ ÐÐ•Ð’ÐžÐ Ð¡Ð£Ð”
    ПОСТАНОВЛЕНИЕ
    от 18 апреля 2017 г. по делу N 44а-449/2017
    Мировой судья — Илибаев К.И.

    Заместитель председателя Пермского краевого суда Н.А.Нечаева, рассмотрев жалобу И., на вступившее в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 85 Бардымского муниципального района Пермского края от 30 декабря 2013 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении И.,

    установил:

    Постановлением мирового судьи судебного участка N 85 Бардымского муниципального района Пермского края от 30 декабря 2013 года И. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), ей назначено наказание в виде административного штрафа в размере 30000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев (л.д. 20-21).
    В порядке ст. 30.1 — 30.8 КоАП РФ постановление мирового судьи не пересматривалось.
    В жалобе, поступившей в Пермский краевой суд 24 марта 2017 года, И. просит отменить принятый в отношении нее судебный акт, указывая на нарушение порядка привлечения ее к административной ответственности.
    Дело об административном правонарушении истребовано 28 марта 2017 года, поступило в Пермский краевой суд 10 апреля 2017 года.
    Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы заявителя свидетельствует о наличии оснований для удовлетворения данной жалобы.
    Исходя из положений ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ, обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.
    Согласно ч. 2 ст. 1.4 КоАП РФ особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров, сотрудников Следственного комитета Российской Федерации и иных лиц), устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.
    В соответствии с п. 18 ст. 29 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ «ÐžÐ± основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» член избирательной комиссии (комиссии референдума) с правом решающего голоса не может быть подвергнут административному наказанию, налагаемому в судебном порядке, без согласия прокурора субъекта Российской Федерации.
    Из нотариально заверенной копии удостоверения, приложенной к материалам жалобы, следует, что И. является членом участковой избирательной комиссии избирательного участка N д. , Бардымский муниципальный район, с правом решающего голоса с 14 мая 2013 года по 21 апреля 2018 года.
    30 декабря 2013 года дело об административном правонарушении было рассмотрено мировым судьей судебного участка N 85 Бардымского муниципального района Пермского края.
    Сведений о том, что при привлечении И. к административной ответственности были соблюдены требования п. 18 ст. 29 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ «ÐžÐ± основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», материалы дела не содержат.
    При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 85 Бардымского муниципального района Пермского края от 30 декабря 2013 года, вынесенное в отношении И. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, подлежит отмене.
    С учетом того, что на момент рассмотрения в Пермском краевом суде жалобы И. срок давности привлечения ее к административной ответственности, установленный ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения административного правонарушения) для данной категории дел, истек, производство по настоящему делу в силу положений п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.
    Руководствуясь ч. 2 ст. 30.13 и п. 4 ч. 2 ст. 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

    постановил:

    Жалобу И. удовлетворить.
    Постановление мирового судьи судебного участка N 85 Бардымского муниципального района Пермского края от 30 декабря 2013 года, вынесенное по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении И., отменить.
    Производство по делу прекратить».

Добавить комментарий